Арбитражные суды сообщат органам о фальсификации доказательств

0
98

Госдума приняла в третьем чтении законопроект, который даёт арбитражным судам право сообщать о признаках преступлений в действиях участников процесса. Депутаты поддержали инициативу большинством голосов. Юристы поделились мнением о поправках. С необходимостью изменений согласились не все.

Поправки в Арбитражный процессуальный кодекс, о которых идёт речь, предложило Законодательное собрание Ленинградской области. Председатель комитета Госдумы по госстроительству и законодательству Павел Крашенинников объяснил: право судов сообщать правоохранителям о признаках преступления прописано в Гражданском процессуальном кодексе и Кодексе административного судопроизводства. В АПК такой нормы нет.

Согласно АПК РФ, суд может лишь исключить оспариваемое доказательство из числа доказательств по делу, но только с согласия представившего его лица. Такая ситуация может способствовать различным злоупотреблениям со стороны недобросовестных участников арбитражного процесса. Например, фальсификации судебных доказательств, что является уголовно-наказуемым деянием.

Павел Крашенинников, председатель комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству

Чтобы исправить законодательный пробел, авторы инициативы предложили внести поправки в ст. 188 АПК. Законопроект предусматривает, что если действия участников процесса вызовут подозрения, то арбитражный суд сможет направить в органы дознания или предварительного следствия копию частного определения. Правоохранителей обяжут отчитаться о принятых мерах в течение месяца, говорил Крашенинников. По его мнению, изменения поспособствуют укреплению законности и предупреждению преступлений в арбитражном процессе.

В этом сюжете

  • Преступления в цифрах: кого, за что и как судили в 2019 году

    23 октября, 8:53

Адвокат, партнёр АБ
А2

Адвокатское бюро «А2»

Федеральный рейтинг

IV
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

Профайл компании

×

Михаил Кюрджев назвал предлагаемое право излишним, поскольку оно не относится к сути судебного производства. «Давать оценку действиям стороны или отдельных лиц не должно являться обязанностью судьи. Более того, это формирует у сторон и суда недоверие друг к другу. Если органы следствия придут к выводу, что документы и (или) действия не являются противоправными? Что в этом случае? Суд примет доказательства? Нет. Тогда в чём смысл вовлечения суда в процесс оценки действий на предмет их противоправности?» – сообщил «Право.ru» эксперт. Кюрджев обратил внимание: подозрения на недостоверность доказательств возникают регулярно, но подтверждаются они довольно редко. Обычно это просто манипулирование фактами и обстоятельствами, состава преступления в таких действиях нет, отмечает адвокат.

На мой взгляд, маловероятно, что закон будет эффективен. Как показывает практика, суды не слишком охотно пользуются своим правом на вынесение частных определений при выявлении случаев нарушения законности.

Ольга Дученко, старший юрист корпоративной и арбитражной практики адвокатского бюро
Качкин и Партнёры

Качкин и Партнеры

Федеральный рейтинг

II
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

II
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

Профайл компании

×

Дученко также высказала опасение: главное, чтобы предлагаемые полномочия не привели к злоупотреблениям со стороны суда, не превратились «в инструмент давления на неугодного представителя».

Партнёр
FBK Legal

ФБК Право

Федеральный рейтинг

I
группа
Трудовое и миграционное право

I
группа
Налоговое право и налоговые споры

II
группа
Антимонопольное право

II
группа
Корпоративное право/Слияния и поглощения

II
группа
Интеллектуальная собственность

III
группа
Арбитражное судопроизводство

III
группа
Коммерческая недвижимость/Строительство

III
группа
Природные ресурсы/Энергетика

III
группа
ГЧП/Инфраструктурные проекты

IV
группа
Банкротство

11
место

По размеру выручки

12
место

По размеру выручки на юриста

13
место

По количеству юристов

Профайл компании

×

Александр Ермоленко предположил, что законопроект призван стимулировать гражданскую сознательность судей. В этом он полезен. «Но при этом изменения не предусматривают ни ответственности, ни процедуры. С учётом этого документ выглядит больше как красивый информационный повод», – считает эксперт.

В этом сюжете

  • Верховный суд представил «Регламент судебного примирения»

    22 октября, 10:59

Айнур Ялилов, старший партнёр
Шаймарданов, Ялилов и Сабитов

Шаймарданов и Партнеры

Региональный рейтинг

II
группа
Разрешение споров в судах общей юрисдикции

III
группа
Банкротство

IV
группа
Арбитражное судопроизводство

×

, допустил, что норму придумали для устрашения. Но судьи, по его мнению, большого рвения не проявят: в сложных арбитражных спорах по вопросам фальсификации всё неоднозначно. Правовая природа фальсификации толком не изучена, единого мнения на этот счёт нет. Например, бывает, что подпись директора принадлежит не ему, а печать организации подлинная. На практике такая ситуация решается по-разному, отмечает эксперт. 

«Может быть так, что и подпись, и печать ненастоящие, но лицо подтверждает этот документ, преступление тогда это или нет? Дата составления документа может не совпадать, но ведь документ мог быть утерян и впоследствии восстановлен. Не всегда понятно, кто вообще изготовил спорный документ. Поэтому не все судьи, если это только не какой-то очевидный и вопиющий случай, будут активно выносить «частники» и направлять их копии в правоохранительные органы», – подытожил Ялилов.

Законопроект № 589321-7 «О внесении изменения в статью 188.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (в части уточнения полномочий арбитражного суда при обнаружении признаков преступления)».

ПОДЕЛИТЬСЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии