Люди из списка Forbes: что Абызов и Вексельберг делят в офшоре

0
173

Судебный спор начался 13 лет назад – в 2006 году, когда Абызов оставил должность управляющего директора РАО «ЕЭС» и стал инвестором компании Вексельберга «КЭС-холдинг» (сейчас – группа «Т Плюс»), управляющей инвестициями в энергетические активы в России и на Украине.

В конце 2013 года Вексельберг подал иск в суд Британских Виргинских остров. В нём он требовал признать недействительным опцион Абызова, который тот получил в сентябре 2011 года. Бывший министр компании Romos и Fresco Financial подал иск к Renova Industries и другим фирмам Вексельберга в ответ. По мнению Абызова, бывший партнёр задолжал ему $451 млн в рамках той же опционной сделки, писал ранее Forbes.

Инвесторы между собой устно договорились о распределении долей в КЭС. В рамках сделки было устно оговорено, что Абызов владел 41,65% «КЭС-холдинга», Вексельберг – 43,35%, а оставшиеся 15% распределялись между Вексельбергом и гендиректором КЭС Михаилом Слободиным (потом был гендиректором «ВымпелКома», а после объявлен в розыск из-за дачи взятки). Инвестиции Абызова подтверждаются займами: с 2006 по 2008 год его компании предоставили $380 млн под 9,6% годовых непосредственно КЭС и компаниям Вексельберга Lamesa Holding и Integrated Energy Systems. Общая сумма займов соответствовала доле Абызова в капитале «КЭС-холдинга», который стал одним из лидеров на рынке теплоснабжения благодаря последующей покупке долей в ТГК-5, ТГК-6, ТГК-7, ТГК-9 (позже все четыре стали Волжской ТГК) и ОГК-1. 

В этом сюжете

  • ФСБ задержала экс-министра Михаила Абызова за хищение 4 млрд рублей

    26 марта, 19:48

В 2009 году компания Lamesa Holding, принадлежащая Вексельбергу, предложила скупить акции ТГК И ОГК, из-за чего доля Абызова в «КЭС-Холдинге» упала ниже устно оговоренных 41,65%. И до конца 2010 года ничто не предвещало беды, но Вексельберг решил продать КЭС «Газпромэнергохолдингу» за $4 млрд. Абызов, узнав об этом, решил застраховать себя и договориться с Вексельбергом на получение опционного пута на выход из КЭС по цене $451 млн с исполнением до 1 июля 2013 года. Сумма была ниже стоимости доли Абызова в случае продажи «КЭС-холдинга» «Газпромэнергохолдингу», но её размер соответствовал инвестициям Абызова в КЭС с процентами.

Но сделка в декабре 2011-го сорвалась, потому что стороны не договорились о цене. Между тем акционерная доля Абызова в «КЭС-холдинге» так и не была оформлена, но Вексельберг неоднократно подтверждал, что у Абызова есть опцион. 

В начале 2012 года Абызов ушёл на госслужбу и передал свои активы в доверительное управление. Летом 2013-го представители Абызова предъявили опцион, но Вексельберг на Британских Виргинских островах подал иск против компаний Абызова, чтобы суд признал законным отказ в исполнении опциона. Абызов обратился со встречными исками. В апреле 2017 года «Коммерсант» сообщал, что суд Британских Виргинских островов (БВО) не поддержал прошение Абызова о рассмотрении иска Вексельберга к нему в упрощенном порядке.  

В октябре 2018 года сторонам Абызова удалось добиться решения суда о раскрытии информации о ряде транзакций, проведённых сторонами «Реновы» после апреля 2018 года. Его уже назвали первым решением суда БВО, в котором детально прописана юрисдикция суда касательно предоставления информации об активах, заморозить которые можно по соответствующему приказу суда.

Добиться раскрытия, судя по решению, удалось из-за информации в переписке топ-менеджмента, подтверждающей, что активы IES Belize (через эту компанию стороны управляли активами) были «зачищены», в том числе чтобы не дать Абызову отсудить свою долю. В документе говорится о нескольких операциях, в которых команда Абызова видит попытку спасти активы от вероятного решения суда не в пользу Вексельберга, поскольку взыскать что-либо через решение суда БВО, при том что активы переведены в Россию, сложнее. 

Стороны Вексельберга отмечают, что за все годы Абызов не пытался добиться раскрытия или ареста активов, хотя ему было известно о транзакциях «Реновы», следовательно, на деле риска рассеяния активов нет. Кроме того, суд «не обладает юрисдикцией для требования о раскрытии активов», речь о заморозке активов идти не может, приводится позиция сторон Вексельберга в судебных документах. Кроме того, решения БВО исполнимы в России, настаивают представители, приводя соответствующие примеры.

В итоге суд сначала приказал заморозить активы «Реновы» на сумму около $900 млн (соответствующий судебный приказ приводится по данным offshorealert.com), а затем вынес аналогичное решение в отношении самого Виктора Вексельберга и связанных с «Реновой» Tiwel Holding AG, Liwet Holding AG. По информации The Lawyer, заморожены активы общей стоимостью около $2 млрд из числа ассоциированных с Вексельбергом и «Реновой».

Многие из тех, кто выступает со стороны «Реновы», отказываются признавать иски сторон Абызова, не признавая личное уведомление об исках надлежащим. Но суд в феврале суд признал надлежащим уведомление об иске в отношении крупнейшей частной генкомпании России «Т Плюс» («КЭС-холдинг»). Компания, входящая в группу "Ренова", выступает, наряду с топ-менеджерами холдинга, одним из ответчиков по искам Абызова. Теперь она считается признавшей иск. При этом сейчас обсуждаются условия сделки о слиянии активов «Т Плюс» и дочки Газпрома — Газпромэнергохолдинга. Рассмотрение спора продолжается и едва ли будет завершено в ближайшее время. 

Уголовное дело Абызова

Вчера  стало известно о возбуждении уголовного дела в отношении Абызова. Экс-министра «Открытого правительства» и бизнесмена обвиняют в организации преступного сообщества с использованием служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК) и мошенничестве в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159 УК) в 2011–2014 годах. По версии СКР, Абызов похитил 4 млрд руб. у Сибирской энергетической компании и ОАО «Региональные электрические сети» путём обмана акционеров. В числе подельников – один из экс-руководителей бизнес-группы RU-COM Николай Степанов, экс-гендиректор ОАО «Сибирская энергокомпания» (СИБЭКО) Александр Пелипасов, бывший глава ОАО «Региональные электрические сети» (РЭС) Сергей Ильичев, зампред совета директоров РЭС Максим Русаков и замгендиректора по экономике и финансам Новосибирской ГЭС Галина Фрайденберг. Все похищенные деньги вывели за рубеж, полагает следствие. 

Процесс «Закрытый из правительства»: главное об уголовном деле Абызова

По мнению адвокатов других фигурантов дела, обвинение Абызова строится на одной сделке: якобы он и соучастники приобрели 100% в четырёх энергокомпаниях, после чего искусственно завысили стоимость этих активов и продали их «Алмазювелирэкспорту» за 4 млрд руб., а деньги вывели в офшоры. По словам адвокатов, сделка была рыночной, конфликт вокруг неё перевели в уголовную плоскость искусственно.

Во время пребывания на посту министра Абызов входил в список министров с самым большим состоянием. По итогам 2015 года он заработал 455,6 млн руб. и возглавил рейтинг самых богатых министров. В 2016 году его доход вырос до 520,9 млн руб., а в 2017 – упал до 181 млн руб. В 2018 году Forbes оценил состояние Абызова в $600 млн, в рейтинге «200 богатейших бизнесменов России» он занял 162-е место.

ПОДЕЛИТЬСЯ

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

Комментарии